логин:

пароль:

> Духовность > Святые > Слуга Божий Антоний Малецкий

Слуга Божий Антоний Малецкий

17 января 2013 г.

 

 

Слуга Божий Антоний МалецкийИмени слуги Божия Антония Малецкого пока нет в официальном календаре святых и блаженных Католической Церкви, но для многих католиков его прославление в чине святого только вопрос времени. У тех, кому Бог дал счастье знать этого петербуржца польского происхождения,  которого многие его современники называли новым доном Боско, а воспитанники «oichulekom» - «отченькой», обозначая этим почтительным и одновременно ласковым словом ту роль заботливого и любящего отца, которую он сыграл в жизни множества сирот -  его святость не вызывала никакого сомнения.

 

Будущий священник Антоний Малецкий родился 17 апреля 1861 г. в Санкт-Петербурге, в семье капитана Иосифа Малецкого, служившего в Департаменте военных отчетов Государственного контроля и Владиславы Малецкой, урождённой Сухаржевской. В приходской книге церкви святой Екатерины на Невском проспекте сохранилась запись о его крещении, состоявшемся 6 мая того же года. Детство его прошло на Песках, на 7 Рождественской улице, где в доме № 6, сохранившемся по сей день, его родители снимали квартиру. Дети в семье Малецких воспитывались в вере и любви к Отечеству, что было вполне естественно и не очень отличалось от того воспитания, какое получали другие дети сходного происхождения и вероисповедной принадлежности, но всё же, его нельзя было назвать вполне обычным. Родители маленьких Малецких учили своих детей неукоснительно следовать тем принципам, которые считали правильными. Уже очень немолодым о. Антоний вспоминал, как двенадцатилетним мальчиком он назвал пожилого дворника дураком, и отец, вызвав его к себе в кабинет, велел ему поцеловать дворнику руку и на коленях просить у него прощения. Идеи равенства сословий и уважения к «трудовому люду» в то время декларировались многими, но такой наглядный урок всеобщего равенства перед Богом рискнули бы преподать своим детям далеко не все.

 

Своему младшему сыну родители прочили военное поприще, сулившее способному, живому и обаятельному мальчику карьеру и надёжный кусок хлеба в будущем – семья не принадлежала к верхушке общества и стремилась дать детям образование, которое обеспечило бы их в дальнейшей жизни. В возрасте 11 лет Антоний поступил в гимназию святой Анны - Анненшуле – одну из старейших гимназий Петербурга, где учились дети многих столичных католиков. Предполагалось, что здесь мальчик сможет подготовиться к поступлению в Николаевскую военно-инженерную академию, дававшую хорошее образование, и, после пяти лет в Анненшуле и ещё года в частном пансионе, он действительно туда поступил, успешно выдержав все экзамены. Однако, спустя год неожиданно для всех юноша покинул академию и подал прошение о приёме в только что открывшуюся на Екатерингофском проспекте Могилёвскую духовную семинарию. Этот поступок оказался неожиданным для всех. В своей автобиографии сам о. Антоний написал, что принял решение стать священником «…пораженный распущенностью общества». Можно сказать, что сам Петербург, вернее его язвы и раны натолкнули слугу Божьего на мысль о священническом служении. 

 

17 мая 1884 г., окончив курс в семинарии, диакон Малецкий был рукоположен во священника и назначен викарным священником в приход св. Антония в Витебске. Молодой и энергичный викарий полюбился прихожанам и, когда в декабре того же года его перевели в Минск, они даже обратились к Митрополиту с просьбой оставить о. Антония в Витебске, однако сам молодой священник, послушный своему владыке, отправился к новому месту служения.

 

Сегодня многие считают, что до октября 1917 года у Католической Церкви в России не было никаких серьёзных проблем со свободным исповеданием веры, но на самом деле, со времён Петра Великого свободой в России не пользовалась даже Русская Православная Церковь, имевшая статус государственной, но бывшая, по сути, частью государственного аппарата и вынужденная подчиняться чиновникам, ведавшим вопросами религии. Католическая же Церковь постоянно подвергалась гонениям, попыткам полностью подчинить церковные структуры государственной власти. По решению чиновников закрывались приходы и распускались монастыри, ликвидировались целые епархии, за священниками следили, запугивали, использовали любые средства, чтобы подавить всякую самостоятельность, арестовывали, ссылали, заключали в монастыри. О. Малецкому пришлось столкнуться с гонениями с самого начала его пастырского служения. В Минске после смерти настоятеля, власти без согласования с церковной иерархией назначили нового священника. От о. Антония потребовали немедленно передать новоназначенному священнику ключи от храма, а когда он отказался это сделать, пока не получит распоряжения от правящего епископа, как того требует каноническое право, арестовали его и отправили в Аглонский монастырь «для покаяния». Разные исследователи жизни Епископа Малецкого говорят о сроке помещения в монастырь на два, три и даже на десять лет, но точно известно только, что в монастыре он пробыл полгода, после чего его сочли раскаявшимся и разрешили ему приехать в Петербург к родителям для лечения, возможно, благодаря ходатайству митрополита Могилевского Симона Мартина Козловского, очень к нему расположенного. В январе 1887 г. он был назначен викарным священником прихода святого Станислава и именно здесь, в Петербурге началось его служение бедным детям, продолжавшееся более двадцати лет.     

 

Конец XIX века в России, а особенно в столице империи, ознаменовался стремительным ростом промышленности и вызванным им научно-техническим прогрессом. Росла сеть железных дорог, улицы российских городов осветили сначала газовые, а затем и электрические фонари, возник общественный транспорт, телефонные линии связали между собой Петербург и Москву, строились фабрики и заводы, численность населения столицы быстро увеличивалось и к 80-м годам приблизилось к полутора миллионам. Но у всего этого блеска была и оборотная сторона. Петербург привлекал к себе огромные массы вчерашних крестьян, освобождённых от власти помещиков без земли и вынужденных искать заработка вдали от семьи и привычного патриархального жизненного уклада. Большая часть этих новоявленных горожан - рабочих, извозчиков, ремесленников - жила в условиях небывалой скученности: в рабочих казармах или в углах, нанимаемых «от жильцов», нередко ради экономии снимая одну кровать на двоих постояльцев, работающих в разные смены. Здесь царили пьянство, распущенность нравов, процветало домашнее насилие. Дурное влияние на рабочую молодёжь оказывали и криминальные элементы, которых во все времена привлекали большие города. Дети рабочих, как это немногим раньше происходило в странах всей Европы, везде, где наблюдался рост промышленности, оказывались без попечения взрослых, озабоченных только добыванием хлеба насущного, и были обречены на нравственное падение из-за отсутствия правильного воспитания и доброго примера. Среди этих детей и подростков немало было сирот и беспризорных польского происхождения, которые, не имея здесь близких родственников, могущих взять на себя попечение о них, не зная, в достаточной мере русского языка,  не получая религиозного (да и никакого вообще) воспитания, имели немного шансов вырасти порядочными людьми. Всё это увидел о. Антоний и тревога за находящихся в опасности детей побудила его к действию. Уже в 1889 г. им был открыт первый приют для мальчиков при приходе святого Станислава, в который были приняты шесть сирот. Несмотря на некоторые трудности и противодействие столичных властей, в течение года приют удалось легализовать. Однако необходимо было не просто дать воспитанникам еду и крышу над головой – важно было подготовить их к самостоятельной жизни, обеспечить их будущее, дать им твёрдую нравственную основу, которая сохранила бы их в дальнейшей жизни. Для обучения детей полезным профессиям при приюте устроили переплётную и столярную мастерские. Общее образование опекаемые дети получали в Сестренцевичевском училище, находящемся вблизи храма святого Станислава. Очень скоро количество призреваемых детей возросло до пятидесяти человек. В 1888 или в 1889 г. для того, чтобы изучить систему, созданную в Италии доном Боско, о. Антоний совершил поездку в Турин. Неизвестно, состоялась ли встреча двух этих людей, чья жизнь была посвящена заботе о детях, но в любом случае, поездка дала петербургскому священнику ясное представление о том, как действовать наилучшим образом.  

 

В течение последующих двадцати лет о. Антоний трудился для блага бедных  детей Петербурга,  постоянно совершенствуя свою воспитательную систему, и по Провидению Божьему его дело сопровождалось неизменным успехом. 

 

Слуга Божий Антоний МалецкийВ 1895 г. приют, благодаря помощи Римско-Католического Благотворительного Общества,  получил собственное здание и земельный участок на Кирилловской улице на Песках, неподалёку от тех мест, где прошло детство самого о. Антония. Здесь расположились учебные мастерские. Кроме столярной и переплётной мастерских, существовавших раньше, были открыты ещё слесарно-механическая, чугунолитейная и кузнечная, благодаря чему воспитанники могли получить не только востребованную, но и соответствующую их склонностям профессию. Здесь же располагалась  школа. Приют получил название Ремесленно-воспитательного Учреждения. С первых дней переезда Учреждения на Кирилловскую была открыта и капелла во имя Пречистого Сердца Пресвятой Девы Марии, относившаяся к церкви св. Екатерины. Отец Малецкий был назначен викарным священником этого прихода и получил разрешение постоянно проживать на Кирилловской улице. В 1895 г. в состав учреждения вошёл приют для малышей, основанный епископом Франциском Симоном.  В 1897 г. состоялся первый выпуск питомцев Учреждения. Выпускники получили дипломы, им были также подарены комплекты инструментов, некоторая сумма денег на первое время и «приданое» - одежда, обувь, бельё.  

 

С 1900 г. Учреждение разделилось на ремесленное и школьное отделения. Мальчики школьного отделения посещали гимназию при церкви святой Екатерины, остальные дети – мальчики и девочки посещали занятия в профессиональном училище, где кроме профессии получали общее образование по программе четырёх гимназических классов. К профессиональным мастерским добавилась кулинарная. В конце 1900 г. для ремесленного отделения было построено новое, отвечающее самым последним гигиеническим требованиям и оборудованное по последнему слову техники здание. В Учреждении о. Малецкого воспитанники находились до 18 лет, а не до 14, как было принято в большинстве тогдашних российских приютов. В этом возрасте они были уже достаточно взрослыми, чтобы жить самостоятельно, уверенно отличать добро от зла, противостоять соблазнам и дурному влиянию. Вера, в которой они были воспитаны, уже достаточно глубоко укоренялась в их душах, чтобы служить им опорой и компасом в жизни. 

 

В 1902 г., благодаря щедрости Владислава Бильского, под Лугой был основан санаторий для воспитанников Учреждения, названный в честь жертвователя Владиславовкой. Здесь самые маленькие воспитанники жили круглый год, а старшие проводили каникулы. В 1915 г. был открыт ещё один загородный приют – Станиславовка, где жили воспитанники, намеревавшиеся в будущем заниматься сельским хозяйством. Но не безупречная организация Учреждения, не прекрасные здания и возможность получить образование делали дом на Кирилловской таким привлекательным. Главным был тот дух любящей семьи, который, благодаря о. Малецкому, жил здесь. Его бывшие воспитанники и духовные дети вспоминали, что где бы ни увидели его дети, они бежали к нему навстречу, и он обнимал их, улыбался им, гладил по головам и только шутил, что жаль, что руки у него слишком коротки, чтобы обнять их всех. 

 

Начавшаяся Первая Мировая война привела в столицу империи толпы беженцев из западных губерний России – поляков, литовцев, латышей, белорусов. Учреждение о. Малецкого приняло в свои стены многих сирот. К началу 1918 г., несмотря на серьёзные затруднения материального характера, здесь жили и учились около 700 детей, согретых теплом сердца о. Антония. 

 

В 1918 году, согласно декрету об отделении школы от Церкви и Церкви от государства все школы были переданы в государственное управление. 19 ноября 1918 года Ремесленно-воспитательное Учреждение о. Малецкого было полностью национализировано. Это был тяжкий удар, который трудно было перенести. Дети, узнав, что должны расстаться с любимым «отченькой» плакали, он, бледный говорил только: «Божья воля, Божья воля…». А впереди были испытания гораздо более страшные. 

 

Чтобы избежать закрытия капеллы Пресвятого Сердца Марии при Учреждении ей был присвоен статус церкви. Переселившийся в одно из помещений в курии на набережной Фонтанки о. Антоний ежедневно утром шёл пешком на Кирилловскую, чтобы служить мессу для своих воспитанников. Церковь была открыта до 1930 г., несмотря на жалобы нового руководства школы на то, что «дети часто ходят в церковь», проповеди «мешают коммунистическому воспитанию» и даже, что деревянная церковь может загореться.    

 

6 января 1918 г. архиепископ Э. Ропп, ожидая арестов католических епископов назначил прелата Малецкого генеральным викарием Могилевской архиепархии, чтобы в случае ареста всех епископов он мог взять на себя управление ею. В этот период он много ездит по Петербургской и Псковской губерниям и в Москву по поручениям епископа. В 1921 г. его назначают ректором подпольной семинарии, просуществовавшей до 1925 г. и выпустившей восьмерых священников. В марте 1923 г. вместе с другими священниками Петрограда о. Антоний был вызван в Москву, арестован и осуждён на три года лишения свободы. В тюрьме он перенёс инсульт и в январе 1925 года был освобождён по амнистии.  После отбывания срока он вновь возвращается в родной город. Теперь ситуация становится ещё более трудной – священников очень мало. Едва оправившись от болезни о. Антоний принимает на себя обязанности генерального викария Архиепархии и одновременно служит как священник в четырёх приходах, оставаясь настоятелем прихода Святого Сердца Марии на Кирилловской улице. В августе 1926 г. он принимает епископскую хиротонию от епископа Мишеля д’Эрбиньи и становится апостольским администратором Ленинградского округа Могилевской архиепархии.  В этот период он ещё раз пытается открыть тайную семинарию. В 1930 г. его вновь арестовывают и отправляют в ссылку в Иркутскую область. Вернувшись из ссылки, тяжело больной, он категорически отказывался уехать в Польшу, куда намерены вывезти его власти Польши, желая остаться со своими прихожанами. С большим трудом удалось уговорить его ехать, убедив в том, что он должен отправиться в Рим, чтобы рассказать Папе о положении Католической Церкви в СССР. 17 января 1935 г., через несколько месяцев после приезда в Польшу, епископ Малецкий предстал перед Тем, Кто в действительности управляет Церковью. Его похоронили в крипте кафедрального собора св. Яна. В 1960 г. его тело было перенесено на кладбище в Повонзках.

 

31 мая 2003 г. Архиепископ Митрополит Тадеуш Кондрусевич открыл процесс беатификации российских новомучеников, в числе которых – Епископ Антоний Малецкий.  

 

 

Анна Кудрик

 

 

 

 

Литургический календарь

26 июня 2017г.

 

Быт 12, 1-9; Пс 33 (32), 12-13. 18-19. 20 и 22 (Пр.: ср. 12); Мф 7, 1-5

 

Свв. Иоанн и Павел Римские (+362)

Св. Давид Солунский (+527)

Св. Хосемария Эскрива (+1975)