логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2018 год > «Смирение и упование». 70 лет о. Мареку Антонию Тачиковскому

«Смирение и упование». 70 лет о. Мареку Антонию Тачиковскому

28 июля 2018 г.

 

Настоятель тверского римско-католического прихода Преображения Господнего Марек Антоний Тачиковский — один из старейших священников Архиепархии Божьей Матери в Москве, как по возрасту — 28 июля ему исполняется 70 лет, так и по стажу священства — 37 лет. Кроме того, 3 августа у отца Марека ещё один юбилей — 10 лет служения в России. 

 

 

— Отче, у вас 28 июля юбилей. Расскажите о начале пути — о своей семье, как Вы росли, как пришли в семинарию? 

 

— У моих родителей немного необычная история. У папы была первая жена — двоюродная сестра моей мамы, мама была у них на венчании и не думала, что муж её сестры станет её мужем. Но жена папы, умирая бездетной, просила мужа: возьми Ванду в жёны! — и папа, послушный первой жене, женился на моей маме. Однако им пришлось долго ждать: в 1939-м папа пошёл на войну, вернулся в 1947-м — 8 лет мама ждала папу, пока они смогли обвенчаться. У них родилось двое детей — у меня есть младший брат, на пять лет моложе меня, он практикующий католик, каждое утро читает 2-3 части розария, едет в храм на мессу, затем отправляется на работу. Он хороший инженер-электронщик, как и я по первому образованию. У брата трое детей. Один окончил исторический факультет в Варшаве (история — это и моё хобби, я очень люблю книги по истории, собираю их); другой закончил факультет электроники в военной академии, и дочь закончила два факультета — светского и канонического права — в католическом университете в Варшаве. Только средний женат, у него трое детей — Матильда, Михал, Мачей — вот только в мае я крестил третьего ребёнка у него.

Когда я был ребёнком, играл в священника — мессы «служил», устраивал процессии… Повзрослев, я молился в родном храме св. Иосифа: какой путь выбрать в своей жизни? — и услышал в своей совести такой ответ: сначала получить светское образование. На время учёбы я получил стипендию от одной фирмы, занимающейся электроникой, и должен был в ней отработать три года по окончании института, так что в семинарию я поступил с девятилетним опозданием. Но поскольку у меня уже было высшее образование, я учился пять, а не шесть лет — поступил в 28, был рукоположен в 33 года. Это был 1981 год, в мае произошло покушение на Иоанна Павла II. Наше рукоположение было назначено на 7 июня, праздник Сошествия Святого Духа. И тут ординарий Варшавской епархии, кардинал Вышинский, умирает за 10 дней до рукоположения, в торжество Вознесения — и совершать рукоположение оказалось некому! Тогда в Польшу приезжал [Государственный секретарь Святого Престола] кардинал Казароли, и ректор семинарии договорился с ним, было получено согласие из Ватикана, чтобы тот епископ, что совершал наше рукоположение в диаконы, мог совершить и рукоположение в пресвитеры — это был епископ Ежи Модзелевский. Так что можно сказать, что я рукоположен по разрешению самого святого Иоанна Павла II. 

Два года я работал в приходе в 130 км от Варшавы, потом 6 лет работал в «Константине» — центре, объединявшем много больниц, и там я, помимо преподавания религии, работал капелланом — в хирургии кости и в неврологии (хирургия кости — это ужасно!), и потом 19 лет работал в Варшаве в приходе св. апостола Фаддея. За это время я заработал государственную пенсию — поскольку не только служил в храме, но и преподавал религию в детских садах, школах, приюте. В приюте были дети, у которых отец, например, был в тюрьме, а про мать ребёнок мог рассказать: «Моя мама — наркоманка»… Это тяжелый опыт — и больница, и приют. 

 

— Как получилось, что Вы приехали в Россию? 

 

— Став по стажу преподавания пенсионером, я попросил своего епископа Казимежа Ныча — теперь он стал кардиналом — разрешить мне поехать работать в Россию. Вот как я объяснял своё стремление: Иисус сказал сестре Луции — одной из детей, видевших явление в Фатиме, она затем была монахиней в Испании — что Непорочное Сердце Марии спасёт Россию; поэтому я хочу ехать в Россию. В Польше я уже пенсионер, а в России мало священников… Мой друг, принявший вместе со мной рукоположение — теперь епископ — Тадеуш Пикус, был первым священником, служившим — ещё на ступенях — в соборе Непорочного Зачатия. Так вот, он позвонил в Москву и сказал мне: есть место, нужен священник в Твери. С тех пор я служу в России — «брутто» 10 лет, учитывая перерывы (в частности, отъезд на операцию) — около девяти с половиной лет «нетто». 

 

— Насколько Вам тяжёлым показался переезд из Польши в Россию? 

 

— Возвращаясь к словам Иисуса, сказанным сестре Луции: «Пренепорочное Сердце Марии спасёт Россию, Россия вверена ему»: по-моему, результат победы Непорочного Сердца есть — это религиозная свобода. Мы теперь можем совершать крестный путь по улицам города — и идём в Страстную Пятницу, в праздник Божьего Тела — через сквер Героев Чернобыля, примерно полсотни человек… Но, по-моему, жители России плохо пользуются религиозной свободой. И православные, и католики часто плохо исполняют обязанность участвовать в воскресной литургии… Одна из причин для католиков — много смешанных семей, которые не идут ни в православную церковь, ни в католическую. Другая причина: мой приход по площади занимает 27% территории Польши — некоторые просто живут очень далеко от храма. И третья причина: нет корней! Некоторые стали католиками — но у их веры нет семейных корней, в них не воспитана привычка быть на мессе в воскресенье. 

Я с болью смотрю также на семьи католиков, которые живут без венчания. Я очень часто встречаю незамужних женщин с детьми. Думаю, нужна серьёзная, умная подготовка к браку, не только социальная, психологическая, но и религиозная, чтобы венчаться с верой и молитвой и строить своё будущее с опорой на благодать Божью. Это тоже не даёт стопроцентной гарантии успешного брака, но даёт высокие шансы на успех. Первый шаг для людей, не состоящих в церковном браке — молиться и спокойно ждать ответа на молитвы. Если речь идёт о смешанном браке, нужно помнить, что супруги могут венчаться либо в православной, либо в католической церкви. Таинство венчания даёт благодать, которая помогает успешному браку — хотя, конечно, человек может отбросить благодать, не принять её... Ну а те, кто живёт в одиночестве, могут принимать Причастие; и, конечно, по мере возможности им надо помогать в этой непростой ситуации. 

 

— Часто те, кто по ряду причин (не признанный Церковью брак, второй брак) не могут приступать к исповеди и Причастию, бросают вообще ходить на Мессу. Они искренне продолжают считать себя католиками, празднуют в храме Пасху и Рождество, но невозможность приступать к таинствам приводит к тому, что они не видят смысла приходить каждое воскресенье. 

 

— Не приходить на воскресную Мессу по своей вине — тяжёлый грех. Не надо множить количество грехов! Нужно просить Господа о милосердии. Если кто-то должен жить вместе, чтобы воспитывать детей, но готов жить как брат с сестрой, — можно приступать к Причастию. Если не готовы — просить милосердия Божия, просить о благодати, не пропускать воскресных Месс — не оставлять Господа по своей вине. Он всегда стремится к нам, просит нас, приглашает нас. Бог даёт благодать; но человек может отбросить её, потому что имеет свободную волю! Помните, как к Иисусу подошел молодой человек и сказал: «Учитель благий!..» — Иисус ответил: «Что ты называешь Меня благим? Только Бог благ!» Мы знаем, что Иисус — Бог; но он здесь напоминает нам, что только Бог — источник добра! Сестре Фаустине Иисус сказал: «Даже Мои милости ты неспособна принять без Моей особой помощи». 

 

— Я много раз наблюдал, как Вы внимательны и добры к людям, хорошо видно, как для Вас важна каждая отдельная личность — Вы можете задержать начало службы из-за того, что исповедуется приехавший издалека католик, или случайно зашедшего человека непременно встретить, порой даже догнать у выхода и обязательно поговорить с ним. Это наглядный урок того, что каждый человек важен для Церкви и для Бога, спасибо Вам за него. 

 

— Я уже сказал про заботу Матери Божьей о России. Те, кто обладает верой, должны молиться о России, о тех, кто колеблется, у кого нет достаточно крепких корней — много молиться. В наш храм регулярно приходят экскурсии, некоторое время назад для школьников устраивали экскурсии в православную церковь, синагогу, мечеть и католический храм. Школьникам и студентам, которые приходят с экскурсиями, я говорю так: будьте хорошими христианами, приходите на исповедь, к Причастию, каждое воскресенье ходите на литургию, венчайтесь… У католиков и православных единая вера, можно сказать, на 90-95%. В странах Запада сегодня изгоняют Христа из жизни; нам, католикам и православным, надо не допускать этого, защищать Христа. Примеров много: аборты, эвтаназия… Есть протестантские деноминации, которые благословляют супружество между мужчинами. Христиане благословляют супружество мужчин с мужчинами — ну, где мы находимся?! 

 

— Да, я, к сожалению, знаю и католиков, причём искренних, хороших католиков, которые делают много добрых дел, но считают, что отношения — личное дело двоих, главное — любовь, и ни государству, ни Церкви просто не нужно лезть в постель двух взрослых людей. Это весьма распространённая позиция. 


— Ошибка в том, что если мы возьмём такие основные понятия, как истина и любовь, то на первом месте стоит истина, а с ней приходит любовь; не наоборот. Любовь должна быть основана на истине. Однажды Иоанна Павла II спросили, какие слова Иисуса для него особенно важны. Папа ответил: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8, 32). Чтобы кого-то любить, надо быть свободным. Невозможно принудить к любви. Истина делает нас свободными, т. е. истина готовит нас к любви. 

Мы знаем, что возвещал Бог в Ветхом Завете, чему учил Иисус в Новом Завете и чему продолжает учить Церковь, и католическая, и православная. На истине, провозглашаемой Церковью, можно строить жизнь и любовь.  Никогда Церковь не учила, что все средства дозволены, если цель хорошая. В Катехизисе Католической Церкви сказано: «никогда не дозволено делать зло, с тем, чтобы из него произошло добро». 

 

— Расскажите о любимых святых; может быть, не только святых из истории Церкви, но и ещё не прославленных, которые на Вас повлияли и сформировали Вас как христианина и как священника? 

 

— Я очень почитаю святого Иосифа; я происхожу из прихода святого Иосифа, который был в Урсусе, — теперь это часть Варшавы, раньше фабричный район. Второй святой, которого я очень почитаю, это Максимилиан Мария Кольбе. Его почитание Пресвятой Девы Марии, Непорочной, как он Её называл, вообще дух францисканцев мне очень близки. Сестра Фаустина, которую многие почитают за возвещение Божьего Милосердия. Ещё есть святой Станислав Папчинский, основатель ордена мариан в Польше, его мама имела девичью фамилию Тачиковска. Между нами 300-400 лет, я не знаю степень родства (хотя это довольно редкая в Польше фамилия), поэтому я говорю, что признаю его членом своей семьи, но не знаю, признает ли он меня! Двоюродный брат моего папы, мой дядя, был тоже священником, он прожил 91 год — в последний день отслужил Святую Мессу, много исповедовал, вышел из храма — и упал!.. Его дядя также был священником; ещё раньше тоже был священник, в XIX веке — так что я четвёртый священник в нашей семье. 

 

— Вы рассказывали, что в семинарии одним из Ваших преподавателей был отец Ян Твардовский, которого многие знают и любят как замечательного поэта. Расскажите о нём? 


— Его уроки были особенными. Он у нас преподавал польский язык. В начале каждого урока была молитва — он единственный из всех преподавателей вставал на колени во время этой молитвы перед уроком. Он преподавал польский очень просто, нам было легко. Отец Ян жил рядом со своим храмом, который был недалеко от семинарии, мы тоже служили в том храме, бок о бок с ним. Думаю, если бы он не был священником, он получил бы Нобелевскую премию по литературе за свою поэзию. 

Если говорить о преподавании… Мой брат, который меня хорошо знает, как-то сказал: ты не должен быть настоятелем, ты должен преподавать! Я люблю учить, я долго преподавал религию, а также электротехнику.  Мне нравится выстраивать порядок преподавания предмета, его логику. Викарный епископ в Варшаве говорил: у отца Марека катехизация математическая! Это умение — дар благодати, я им не хвалюсь; и ещё — результат политехнического института. Я бы сказал так: если ты преподаёшь — фундаментом должна быть физика, наука о мире вокруг нас! 

 

— Ещё пара вопросов о личном, но интересном и полезном всем верующим. У Вас есть какие-то любимые или особенно важные для Вас книги Библии? Как Вы молитесь? 

 

— Я не выделяю особенно любимых книг среди библейских; а говоря о молитве, после Мессы — которая важнее всего, без сомнения! — советую розарий, венчик Божьему Милосердию, литанию Сердцу Иисуса и святому Иосифу. Но если говорить о Библии, то есть такой совет: читать сперва Деяния Апостолов — это простая и увлекательная история, потом Евангелия, послания апостолов и Откровение. Это мнение специалистов, которые занимаются популяризацией Библии. 

— Да, отец, очень хорошо видно, что Вы человек молитвы, и я помню Ваш математический расклад на проповеди, что если мы молимся «целых» полчаса в день и нам кажется, что это очень много — то на самом деле мы посвятили разговору с Богом всего около 2% своего времени. 

 

— Да, Божья Матерь сказала в Фатиме: «Молитесь, молитесь много, молитесь за грешников, ибо множество душ идёт в ад потому, что нет никого, кто бы молился и приносил жертвы за них!» Поэтому будем молиться — и люди не пойдут в ад, будем жертвовать — и люди не пойдут в ад! Я вижу, что люди очень много времени проводят, уткнувшись в мобильные телефоны, лэптопы — например, в электричке между Москвой и Тверью все заняты электронными устройствами — а могли бы помолиться в это время! 

 

— Отец Марек, много раз Вам прислуживал во время Мессы, и для меня — важный духовный опыт и урок: наблюдать, как Вы служите Мессу, как очищаете литургические сосуды — это урок зримой веры в реальность присутствия Христа в Евхаристии. 


— Перед пресуществлением хлеба в Тело Христа и вина в Кровь Христа я делаю небольшую паузу, чтобы собрать мысли, просить о помощи Небо. Я понимаю, что Таинство и так произойдёт — но я стараюсь привлечь свой ум к тайне, которую мы будем переживать. А после — нужно собрать частички Иисуса, чтобы ничего не осталось, это нормальная обязанность священника… 

 

— Отче, третьего августа ещё один юбилей — десять лет Вашего служения в России. Да, были перерывы, например, три месяца, когда Вы уезжали на операцию; тогда я поразился, насколько спокойны, тихи и добры Вы были перед операцией, говоря: «Что ж, будут силы — буду служить, не будет сил — не буду служить…» Что изменилось за эти десять лет? 


— Когда я приехал, в России было очень много браков, зарегистрированных только в ЗАГСе. Даже после советской власти страна оставалась очень атеистической, и многие просто не хотели заключать церковный брак, не понимали, зачем это нужно. Нужно помнить, что в смешанных семьях для католика возможно заключение церковного брака, надо только убедиться, что вторая сторона хочет жить в браке с одним лицом до конца жизни — и тогда епископ своей властью вправе признать такой брак католическим, без проведения самой церемонии. Я за время служения дал нескольким людям возможность жить в церковном браке. Но моя большая боль — что многие католики не приходят на литургию. Я это переживаю ужасно. 

 

— Что даёт силы? 


— Я очень почитаю Непорочное Сердце Матери Божьей, и Её действие — это как бы «усилитель» и «фильтр» моей молитвы: Матерь Божья — это «фильтр» моих плохих мыслей и «усилитель» для моих просьб к Богу! 

 

— Что бы Вы с высоты Вашего опыта — 70 лет жизни, 37 лет священства и 10 лет служения в России — посоветовали тем, кто будет читать это интервью? 

 

— Я думаю: то, что я живу — это потому, что меня хранит Сердце Девы Марии, Она сохраняет меня от зла в Своём Сердце; но боль от оружия, которое входит в Сердце Матери Божьей, достигает и меня. Поэтому — отдавать себя Непорочному Сердцу Матери Божьей и уповать на Иисуса. Читать Розарий и венчик Божьему Милосердию. И я глубоко в душе переживаю, когда католики не посещают Мессу и не живут достойно таинства Брака. 

Когда я готовился к рукоположению, у меня не было сомнений в призвании к священству, но меня беспокоила моя излишняя эмоциональность. В ответ на мою тревогу ректор семинарии посоветовал мне уповать на Иисуса и принять рукоположение. Похожий совет дал епископ во время беседы перед рукоположением: «Смирение и упование!» На своей примицийной карточке я написал: «Иисус, уповаю на Тебя! Непорочное Сердце Марии, отдаю себя Тебе». 

 

 

Беседовал Сергей Сабсай 


Фото Натальи Гилёвой/Информационная служба Архиепархии

 

 


Литургический календарь

15 августа 2018г.

 

Успение (Взятие на небо) Пресвятой Богородицы. Торжество

 

Лкц: том VI

 

Откр 11, 19а;  12, 1-6а. 10ab; Пс 45 (44), 10bc. 11-12ab. 16 (Пр.: 10b); 1 Кор 15, 20-27а; Лк 1, 39-56


! Освящение плодов и зелени