логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2018 год > Встреча молодёжи с участниками Синода епископов - архиепископом Павлом Пецци и Оксаной Пименовой. Стенограмма общения - часть 1.

Встреча молодёжи с участниками Синода епископов - архиепископом Павлом Пецци и Оксаной Пименовой. Стенограмма общения - часть 1.

3 ноября 2018 г.

 

Архиепископ: 

Добрый вечер! Начну с того, что Синод призван сопровождать жизнь всей Церкви. И можно сказать, что есть притязания также сопровождать жизнь всего мира. Каким образом это возможно? Это возможно по мере того, как послание этого события становится ежедневным событием встречи с Христом. Как, прежде всего, у каждого, кто участвовал в этом событии, как в этом году повезло Оксане и мне участвовать в Синоде в Риме. И через тех, кто участвовал в этом Синоде, распространять послание. Это смысл сегодняшней встречи. Наше желание передать вам то, что мы пережили, и почему для нас это было важным. Затем, если у кого-то есть дополнения или вопросы, то они приветствуются. Тогда пожалуйста, Оксана, даю сразу слово тебе. 

 

Оксана

Спасибо. Всем добрый вечер, меня зовут Оксана, мне 28 лет. Это действительно было большим вдохновением поучаствовать в Синоде. Я, наверное, вначале расскажу немножко, как в целом проходил этот процесс, как он был устроен, и потом поделюсь своими личными впечатлениями, тем, что для меня оказалось самым важным. 

 

Синод – это длительный процесс, потому что было событие, которое проходило в октябре, в котором мы с владыкой участвовали, и еще участвовали представители Церкви других стран. Но на самом деле была проделана большая подготовительная работа, в течение двух лет собирался материал. Он собирался на основе того, что пересылали епископские конференции разных стран, на основе семинара, который проводился и был посвящен молодежи, а также онлайн-опросника, где могли поучаствовать все молодые люди и ответить на вопросы, которые им предлагают. 

 

Последнее мероприятие – это была встреча, которая проходила в марте. В ней приняло участие около 300 молодых людей. По окончании этой встречи был подготовлен документ, в котором было изложено, как сами молодые люди представляют себе свое положение в современном мире. Что они хотят сказать о себе, чем хотят поделиться и так далее. Все эти материалы легли в основу рабочего документа Instrumentum Laboris, который был подготовлен силами епископов, и с которым шла основная работа всех участников. Собственно, такова была первая формальная цель Синода – поработать с этим документом и подготовить окончательный текст документа для Папы. Фактически этот документ адресован именно Папе Франциску, чтобы он на основе всей информации, которую получит из этого документа, через этот процесс смог написать апостольское послание и, собственно, показать какие пути сопровождения молодых людей предлагает Церковь, как она вообще смотрит на молодежь, на ее роль в Церкви. Это первая формальная цель. 

 

Кто участвовал в этом Синоде? 267 синодальных отцов, кардиналы и представители разных Церквей. Приглашенные гости, представители других христианских ветвей – порядка 30 экспертов из разных областей, и 49 аудиторов. Часть из них, примерно 30 человек – это молодые люди, остальные, примерно 10 человек – капелланы или сестры, которые осуществляют пастырскую деятельность в тех странах, где служат, или представители международных организаций, которые тоже занимаются с молодежью. 

 

Тот самый Instrumentum Laboris, с которым мы работали, состоял из трех частей. Я уже говорила и писала, что была очень впечатлена, потому что эти части просто отражают метод распознания, который предлагала Церковь, чтобы с этой темой работать. 

 

Первая часть была посвящена распознанию реальности, описанию той ситуации, в которой сейчас находятся молодые люди. Проблемы, с которыми они сталкиваются, надежды, условия, в которых они живут. Большой блок, который был связан с тем, чтобы понять, какова реальность на самом деле. Чтобы не придумывать что-то, а распознать реальность на данный момент. 

 

Вторая часть была связана с христианской интерпретацией реальности, в которой молодые люди живут. 

 

И третья часть связана уже более конкретно с выбором и пастырской практикой, пастырской деятельностью. Что Церкви нужно делать, какие усилия предпринимать. 

 

Работа Синода была связана с тем, что в разном формате мы обращались к этому документу и пытались пополнить его, что-то изменить, добавить или переписать. 

 

Как проходил Синод? Было представлено два больших формата. Первое – это пленарное заседание, когда все участники Синода присутствовали в зале. Вторая часть работы – это работа в малых группах, где уже по секциям вносились разные предложения. И все три части документа разбирались последовательно. Первая часть – пленарное заседание и группы, вторая часть – пленарное заседание и группы, и так далее. После того, как все предложения были внесены, составлялся общий новый документ. С ним потом знакомились синодальные отцы, и проводилось голосование, чтобы принять или не принять все те пункты, все те изменения, которые были внесены в документ. Это, собственно, формальная часть – как это всё проходило, и в чем это всё выражалось. 

 

Аудиторы также участвовали в этом процессе. Мы также могли делать выступления на пленарном заседании и принимали активное участие в обсуждении в малых группах. Мы вносили предложения. Если их поддерживали, они становились основой для изменения документа. Собственно говоря, это внешняя работа – цель, которая ставилась прежде всего, но была еще и внутренняя, более глубокая, как мне кажется, цель. Меня это поразило, потому что смысл заключается в обновлении Церкви. В представлении о том, что молодежь это как раз-таки будущее Церкви, и как Церкви обновиться в привлечении этой молодежи. По факту весь этот месяц мы занимались тем, что тренировались быть в диалоге друг с другом. 

 

Еще на предсинодальной встрече Папа Франциск призывал всех молодых людей говорить открыто о том, чем они хотят поделиться. О своих проблемах, переживаниях, как они себя видят в Церкви, на что они надеются. Большинство молодых аудиторов, которые приняли участие в предсинодальной встрече, также смело и открыто говорили о том, как они видят себя, понимают себя в современной Церкви, с какими проблемами сталкиваются и на что они надеются. Это действительно было очень интересно, потому что все приехали со своими ожиданиями, с подготовленными речами. Вначале это был период ознакомления – как и что происходит. Но потом действительно стал развиваться потрясающий диалог. Потому что мы действительно активно стали рассказывать, что мы переживаем, что чувствуем. А синодальные отцы прислушивались, и можно было заметить, что по мере прохождения синода их комментарии, речи и выступления менялись. 

 

Это действительно зарождение определенного диалога. Вначале мы немножко боялись и сомневались, насколько это возможно. Оказалось, что это возможно и плодотворно. Потому что какие-то вещи мы, молодые люди, услышали и узнали в первый раз, а о каких-то вещах и проблемах синодальные отцы даже не подозревали – не знали, или, скажем, не обращали на них соответствующего внимания. Поэтому это был очень обогащающий опыт. Мы создавали в течение этого месяца новую культуру вовлеченности, мы создавали и тренировались, насколько это возможно. Да, это возможно, это культура слушания и открытого диалога, это культура вовлеченности, совместной деятельности. 

 

Было очень интересно, потому что примерно на вторую неделю атмосфера изменилась. Люди чувствовали себя уже более-менее комфортно, появлялись различные шутки. На пленарных заседаниях молодые люди активно участвовали во всех обсуждениях, в каких только можно было, могли даже услышать, насколько поддерживаются или не поддерживаются те предложения, которые они вносят, когда выступают. Фактически мы стали живыми свидетелями – мы сами превратились, если можно так сказать, в тот самый документ. Работа над документом, над апостольским посланием Папы будет еще в течение какого-то времени проводиться, но мы уже живые свидетели этой культуры, и, собственно, поэтому присутствуем здесь и делимся с вами этим опытом – тем, что у нас получилось сделать за это время. Это такое первое слово-вступление. 

 

Архиепископ

Я добавлю два момента. Как говорил мне друг вчера – чудо не в том, что происходит какое-то событие, которое ты сам не производил, а чудо в том, что можно жить этим событием. В том, что это получается. Мое первое впечатление от этого синода именно в том, что есть основа. Событие, которым можно жить, которое можно открыть, без которого сам Синод не мог бы осуществиться. Это именно встреча с Христом, только не в абстрактном виде, не в своем воображении, а именно так, как сам Иисус ходил по улицам в Палестине. То есть, как явление человечности, явление какой-то общины или, вернее, определенного общения. 

 

Оксана говорила, что для того, чтобы открыть это общение через подлинное слушание, через вовлеченность, должно было пройти некоторое время. Не сразу это происходило. Именно таким является христианство. Одним словом, для меня Синод был, прежде всего, возможностью живого христианства. 

 

Второй аспект, который хочу подчеркнуть, – это живое событие. Христианство, которое снова происходит здесь и сейчас для нас. Христианство, которое имеет силу определить направление твоей жизни. Для меня это было, прежде всего, новое открытие и переживание своего призвания. Я снова открыл, что моя конкретная жизнь прежде всего призвана – не абстрактно – призвана разделять жизнь всех людей. Интересно, что в финальном документе есть одно выражение, которое, можно сказать, долго шло к тому, чтобы появиться. Это то, что пятьдесят лет тому назад говорил уже святой папа Павел VI, что жизнь – это призвание. Сама жизнь – это призвание. Интересно, что это не абстрактное выражение – оно идет, можно сказать, больше изнутри опыта тех, кто участвовал в этом Синоде. Интересно, что одна из более распространенных цитат, это начало энциклики Папы Бенедикта XVI «Бог есть любовь», когда он говорит, что христианство – это не совокупность хороших фраз и идей, и даже не этический толчок жизни. А просто событие личности Иисуса Христа, которая имеет силу дать реальной жизни людей направление, содержание, вкус. Хотел сказать еще много, но забыл. Раз забыл, то неважно. 

 

Вопрос

Оксана, можешь привести пару примеров проблем, которые есть у молодежи, и какое может быть их решение? 

 

Оксана: 

Очень много говорили про разные проблемы. Проблемы зависят от реальности, из которой человек приехал. То, что мне первое приходит на ум: говорили про передачу ответственности и организации тех или иных мероприятий или какой-то деятельности для молодежи. Больше вовлечения в деятельность внутри Церкви на разных уровнях. Начиная с литургии: где-то в некоторых реальностях есть проблемы того, что молодые люди не могут участвовать в литургии – петь в хорах, например, министрировать, потому что более старшее поколение занимается этим на протяжении всей своей жизни и не хочет передавать ответственности и обязанности. И кончая различными другими мероприятиями, которые проводятся в Церкви, чтобы иметь этот доступ, больше участвовать. Были проблемы, которые связаны с представлением большего участия женщинам, девушкам, которые тоже хотят принимать участие в организации. Очень большой проблемой или точнее, запросом со стороны молодежи является открыто обсуждать в Церкви те проблемы, которые сама молодежь обсуждает открыто, но про которые Церковь почему-то не особенно любит говорить, и часто говорит, что вот так должно быть и всё. Например, в вопросе сексуальности, вопросе добрачных отношений. 

 

Говорилось о более широком восприятии призвания. Очень многие открыто говорили, что устали от концепции, что призвание существует только к священству или к посвященной жизни, о том, что существует только три призвания, что эта концепция устарела, требуется больше конкретики, понимания того, как Церковь смотрит на профессиональное призвание, на деятельность как призвание. 

 

Социальная активность, участие в социальных проектах Церкви. Может быть, для нас это не очень объективная реальность, но во многих странах Церковь присутствует в образовательных учреждениях, школах, университетах. Занимается социальной деятельностью, помощью бедным. Вопрос стоял о том, как конкретно молодые люди могут быть вовлечены в эту деятельность. Собственно, это те проблемы, которые первыми приходят на ум. 

 

По поводу ответов. Наверное, самое большое, красивое достижение этого Синода – это осознание того, что, конечно, звучали и более конкретные ответы, как это делать. Но это должно решаться на местах. Главная идея – продолжать синодальный процесс на местах, в тех странах, из которых приехали участники, продолжать его, привлекая молодых людей, привлекая семьи, обсуждая именно те проблемы, которые актуальны именно в реальности этих стран, и чтобы таким образом совместно предлагать какие-то решения. Потому что те решения, которые пригодны для Африки, совершенно не пригодны, скажем, для Канады. Был ряд предложений о том, что делать конкретно. Самая главная идея – в том, что это должно обсуждаться на местах, и это должно решаться на местах. 

 

 

*** 

 

Фото Анны Зуевой